Алена Косторная призналась, почему ушла от Тутберидзе

Алена Косторная призналась, почему ушла от Тутберидзе

На авторском канале в YouTube трехкратной олимпийской чемпионки по синхронному плаванию Аллы Шишкиной «Без воды» вышел новый выпуск, героиней которого стала Алена Косторная.

Чемпионка Европы-2020 по фигурному катанию Алена Косторная откровенно рассказала Алле Шишкиной о своих травмах, как переживает депрессию, почему хочет заниматься вокалом. И, конечно, разговор не мог пройти мимо волнующего момента: отношениях спортсменки и известного тренера Этери Тутберидзе.

Приводим отрывок беседы.

 В августе 2020 года ты ушла от Тутберидзе. Как это ей сказала?

— Говорила с ней два раза. Один раз меня развернули с КПП в Новогорске — мол, у меня нет пропуска. Мне тогда было 16 лет. Все думали, что я передумаю — но нет. У нас в квартире шел ремонт, мы с мамой жили в одной комнате, но тут она уехала, я позвонила Этери Георгиевне и сказала, что хочу работать по-другому. Через пять минут вышел пост в моих соцсетях. Позвонила мама и спросила: “Это что?” Я ответила, что перешла. Стало легче.

— Тогда была претензия, что ты предъявляешь большие требования, отказываешься тренироваться с другими спортсменами.

— У нас была группа. И к нам прибавляли маленьких спортсменов, но они мешают. У каждого есть свой коридор. Но из-за того, что маленькие спортсмены нарушали его своими падениями, то весь поток нарушался. У нас не три человека на льду, чтобы всех пропускать. И пока ты ездишь по кругу, то ты замерзаешь. Ты забываешь навык, становишься вялым. И на тебя орут, чтобы ты катался.

 — Ты одна была в такой ситуации? Никто больше не катался с младшими?

— Я никогда не привыкла к этому. Мне не нравилось то, что у нас на льду не шесть человек, а двенадцать. Это травмоопасно. Кто мне никто не прислушался, поэтому я ушла на другие условия.

— И вернулась.

— Вернулась, чтобы влететь в обойму. Но это не получилось.

— Ты не жалеешь, что тогда психанула и ушла?

— Да, психанула. Но не жалею, что ушла. Может быть, не докаталась бы до этого момента.

— Когда возвращалась, не было чувство стыда?

— Мне было немного обидно, когда брали интервью у меня и Тутберидзе на Первом канале. Сами вопросы вынуждали меня говорить, что была не права.

— Именно в том интервью Этери Георгиевна сказала, что ее дочь Диана уговорила взять тебя обратно.

— Да. Мы часто общались с Дианой. Сейчас нет, потому что у них другой часовой пояс, много тренировок. В один момент были постоянно на связи. Диана в какой-то момент в меня поверила. Очень благодарна ей за то, что поговорила с мамой. Условия были такими: тройной аксель и перестать отвечать тренерам. Нужно было переступать через свою гордыню. Когда поняла, что не получается попасть в состав, то решила разойтись. А рука позволила это сделать.

— Во второй раз тебе сама Тутберидзе сказала.

— Да, она меня подозвала. Сказала, что у нас ничего не получается и не получится. Они под меня подстраиваться не хотели, и я под них подстраиваться не хотела.

— Что почувствовала тогда?

— Когда у меня болела рука, я сказала маме, что быстро оттуда уйду. Нужно было всегда иметь запасной план, захотела пойти к Буяновой. Мама спросила, почему не к Мишину. Но у Мишина есть Лиза, это Санкт-Петербург, не хотела туда лезть. Не смогла бы там тренироваться.

— Первый переход в «Самбо-70» к Тутберидзе — это мама настояла?

— Попала к ним на разминку, увидела, что они прыгают и смеются. Но это было во время соревнований, не знала, что происходит на тренировках. Между девочками можно посмеяться на тренировке. На тренировке у Тутберидзе тяжело физически и морально. Те ресурсы, которые тратишь на достижения цели, не стоят того.

Полностью услышать интервью с Аленой

Фото: соцсети